Глубокий снег

( 74 ой годовщине Великой Победы в Отечественной войне посвящается) Марии Митрофановой,жительнице г.Калининграда,вывезенной в фашистскую Германию,посвящается. «Metro,Mitro,fan»,-громко по несколько раз повторял Герхард,высокий,тол-стый бауэр*из небольшого немецкого городка Бад-Шандау.Так он перево-дил на свой язык фамилию Маши Митрофановой,насильно угнанной в Германию три года назад. «Метро,Митро-это метро,а фан-болельщик,»-говорил он сам себе,глядя на русскую худенькую четырнадцатилетнюю девочку и добавлял»:Ага,любитель ездить в метро,значит.Ну и странные фамилии у этих русских».Затем,словно позабыв,спрашивал»:Как тебя зовут?» «Маня»‘-слышался робкий ответ.»Маниа,Манья,что это? Нет,не Манья,не Анья,а теперь тебя зовут Анна.ферштанден?**Анна! «Да»,- еле слышно отвечала девочка,со страхом глядя на толстого немца. Работы на ферме хватало.Поднимали с постели в пять часов,кормили сначала какой-то похлёбкой,в которой была картошка,капуста,морковь, свёкла и дргие овощи.От такого»немецкого супа»пленницы стали худеть,хже работать,но Краузе,как он говорил,был человек добрый- стал кормить лучше.Ему нужна здоровая рабсила,а не хилые работники. Где-то там, на Родине,полыхала война,гибли люди,ломались человеческие судьбы из-за больного на голову фашистского режима,а здесь,вГермании,было тихо и спокойно.Неспокойно только было на душе у этих десяти увезённых в плен женщин за дом,за семью,за родственников,оставшихся в оккупации. Маня,а дома её так и звали,вместе с матерью поила,доила и ухаживала за коровами,которых у немца было более сотни.Затем чистили коровник,навоз на тачках вывозили в яму на дворе.На обед полагалось пятнадцать минутЗатем на очереди были свинарники и к вечеру обе от усталости валились с ног. Поговорить с другими женщинами удавалось редко ,да и не разрешали.За это строго наказывали.»Ordnung muß sein!***-любил повторять Герхард Краузе и грозил толстым,кортоким указательным пальцем. Когда выдавалась свободная минута,Маня с любопытством смотрела на городок из окна своей комнаты.Вот течёт спокойная Эльба,одетая в урасивый бетон.А там,совсем рядом,вдоль по течению тянется чистенькая,узкая,мощёная шведским камнем дорога.Направо мост через Эльбу и другая дорога-каменка ведёт через него на вокзал,а узкая полоса железной ленты сиротливо тянется а обе стороны.Налево-в Дрезден,а направо-в Чехию.Вдоль Эльбы горы,поросшие высокими елями и густым кустарником,у подножия гор красивые замки и дома.Везде красиво,чисто, но чужое и нашему глазу непривычно. Как-то раз во время обеда,Маня услышав женский плач в одной из комнат на первом этаже,ненадолго задержклась.Она неслышно спустилась по лестнице и в открытую дверь увидела лежащую на полу голую женщину. От страха Маня чуть не закричала.Она узнала Наташу.Между ног у неё алела корвяная лужица,а три немца застёгивали брюки и довольные молча улыбались. Молчание длилось несколько секунд.Первым его нарушил Краузе: -Вот видишь,-сказал он рядом стоявшему немцу и спросил:»А ты знаешь сколько ей лет? Никто ему не ответил. -Двацать три ,скоро двадцать четыре будет ,-продолжал Краузе,-Jungfrau,Jungfrau!****Да,если русские в такие годы сохраняют невинность,т эту нацию нам не победить! Немцы молчали.Мане стало страшно и она тихонько выскочила во двор. Лицо её было мокрое,там она дала волю слезам. Мать позвала Маню и снова работа на ферме.Так изо дня в день.А время шло.Известий о ходе войны женщины не получали.Только Маня ,которая за эти годы успела освоить немекий язык,иногда слышала разговоры немцев,что фронт приближается сюда и скоро русские войска будут здесь. Тайком она рассказывала об этом матери.Радовались несказанно.В подтверждение этому немцы стали убивать скот,а мясоиотправлять дальше на Запад.Затем вывезли лошадей,а пленных женщин заставляли грузить не только овощи,но и мебель из поместья.Уставали ужасно.Герхард ошалело орал на всех,погонял не только пленных женщин,но и своих четверых работников-немцев. Словно на веки прощаясь,он часами печально смотрел на свою усадьбу,свинарики и коровники. В тот памятный мартовский день Маня с матерью,как всегда в пять часов утра были на ногах.Псле ячменного кофе с краюхой хлеба они вышли во двор. Природа сошла с ума!Снега навалило выше пояса.Ни пройти,ни проехать.Такого здесь не было никогда.Маня с матерью хотела идти на ферму,но увидели,как утопая в глубоком снегу,четыре немца и Герхард с автоматами наперевес,покрикивая,,гнали к ним остальных женщин.Всех загнали в деревянный сарай,со всех сторон обложенный охапками соломы. Двери плотно закрыли и через небольшие щели женщины увидели,что два немца побежали к грузовику,стоявшему во дворе,а два других стали копошиться у соломы,стараясь её поджечь.Не удавалось.Снег валил всю ночь.Солома промокла. Со сторны леса раздались громкие хлопки выстрелов.»Наши!»-закричали женщины в сарае,-наши танки!» Во дворе заревел грузовикКлубы дыма,густого,чёрного,взвились вверх,но автомобиль с местамне сдвинулся.Два немца выпрыгнули из кузова и стали толкать машину.Но не тут-то было.Снег был глубокий. Герхард выскочил из кабины и заорал на немцев благим матом,но из-за выстрелов ничего неьзя было разобрать.Затем три немца,по пояс утопая в снегу,помчались к сараю.Загремели засовы,сорвали замки.Женщин погнали толкать машину.Грузовик раскачали и он рванул с места.На большой скорости,окутанный снежной пылью,он помчался со двора ,а через несколько минут женщины со слезами радости и счастья обнимали и целовали советских танкистов. Bauer*-помещик,кулак (нем.яз) **verstanden?-понял? Ordnung muß sein***- порядок должен быть-(нем.яз)Jungfrau****-девушка(нем.яз)перев.автора. Калинингад,июнь 2009 г. Россия. Владимир Киров.

Наш писатель

Далёкий,очень далёкий первый послевоенный 1946-ой год.Тяжелейшее для страны и для людей время.Разруха,холод,голод.Немцы сотворили своё чёрное дело.Пухли от голода люди.Мёртвых,распухших от голода людей можно было видеть на дорогах,в канвах,а также сотни тысяч калек без рук,без ног,которые встречались на каждом шагу.Щи варили из лебеды и крапивы,в тесто добавляли опилки,ели почки с деревьев.Словом,был кризис по-немецки.Затем стали появляться продовольственные карточки-единственный в то время источник выживания после разрушенных и сожжённых городов и сёл от Бреста до Сталинграда.Жизнь понемногу налаживалась,и голод-символ смерти и болезней,исчез.В магазинах появились продукты.Почти каждую неделю обьвления в газетах:»цены снижены».Жизнь пошла на лад.И этот кризис или санкции, как сечас бы назвали,преодолели почти за полгода.К пиву продавали раков,не говоря о колбасах и другой закуски,билет в кино стоил двадцать копеек.Перед сеансом в фойэ пели артисты с настоящим оркестром мастеров,рядом буфет,в котором всё твоей душе угодно.На улицах на танцплощадках весёлый народ,танцует,смеётся,радуется.Потом всё это пятая колонна уничтожила и привела к исторической перестройке.Медленно,но уве-ренно. Михалыч сидел в своей комнате и задумчиво смотрел в окно.Минуту,другую,третью.Старался решить,что делать дальше.А подумать было о чём.Ручка,листы бумагм валялись на полу.В такой ситуа-ции не только что-нибудь написать в журнал,но и оценить своё положение,в которое он попал,он был не в состоянии.Нервы.Здоровье. Читатели любили его,любили его рассказы,слали ему сюжеты.Благодаря его таланту из этих рассказов вышла трилогия «Возвращённая молдолсть»,Голубая книга»,»Перед заходом солнца»и ещё много чудесных рассказов. -Ну что,Михалыч,что пригорюнился?Как здоровьице?-это был Александр,его верный и единственный друг,который не только в дни болезни,но и никогда не забывал Михалыча.Друг познаётся в беде,и Александр полностью соответствовал этому. Сказались старые раны писателя,которые он получил ещё во время Гражданской войны в 1917 и 1918 годах,сражаясь добровольцем в рядах Красной Армии против 19-ти стран Европы,не считая на Дальнем Востоке джэпов,япошек,заслуживших себе вечное проклятие своими чудовищными пытками не только в России,но и в Корее ,Китае и странах Тихого океана. Тогда он был юношей,а теперь ему пятьдесят два года. -Беспокоят не только старые раны,но и новые неприятности,-писатель подобрал с пола ручку и листы бумаги. -Что стряслось?Какие неприятности?- спросил Александр,хотя знал об этом. Он всегда старался узнать о своём друге всё и всячески помогал ему. -Ты представляешь,ругают меня,критикуют,а писатели руки не подают.Тащат меня в свои ряды,но я категорически против.Поэтому в печати статьи,что я плохо пишу,пишу плохим языком.А я пишу на том языке,как сейчас говорят,на языке улицы. Михалыч,успокойся,не обращай внимания,всё будет хорошо,вот увидишь! Ты же знаешь,что в Союзе писателей главенствуют диссиденты,как они себя называют,они тайно и очень умно устраняют талантилвых людей,которые не вступают в их ряды,пишут на них доносы.А ты не являешься исключением. -Да ладно,-смутился Михалыч,он не любил,когда его хвалили и замолчал. -Что не так?Михалыч,я правду говорю?-вспылил Александр.-Ты живёшь на улице с каким названием? А народ её твоим именем зовёт.Разве зто не признание твоего таланта? -Здесь другое сердце гложит.Вчера прислали отказы печататься во всех газетах и журналах России,а в Союзе писателей проголосовали за моё исключение . -А что ты хотел?Я тебе ещё раз говорю,что там засели диссиденты,подрыв-ники власти,большинство из них евреи,а ты с ними одной национальности.И не хочешь сотрудничать,не помогаешь разрушать страну.Ещё в 1926-ом году в Москве состояля всемирный конгресс сионистов.Какое решение принял сьезд?Ага,молчишь!Знаешь,но молчишь!Так вот,что Сов.Союз всё равно станет вотчиной сиона!Вот поэтому тебя и бьют.Бьют больно.Хорошо ,что ещё в НКВД донос не сочинили!Они надеются,что ты передумаешь и перейдёшь на их сторону. -Ударили по больному.Разорвали все контракты и требуют вернуть аванс,деньги,которые мне давали предварительно,а так же лишили продовольственной карточки,обрекая на голод.Здорово прессуют! После этого слёг Михалыч,заболел.Нервы.Старые раны.Всё в кучу.И к сердцу слишком близко принял случившееся.Только Александр в это труднейшее для писателя время не оставлял его в беде,навещал,успокаивал,делился своей продовольственной каротчкой. Недели через две Михалыч поправился,выглядел хорошо.Александр увидел его таким и обрадовался,что писатель поправился и в хорошем настроении.Как всегда завязался разговор.Михалыч рассказал,что написал письмо Сталину и уже получил ответ. -Ну и что ответили?-с любопытством спросил Александр,-а что ты им написал? -Я написал,что никогда не был антисоветским человеком,что пишу правду для пользы народа,его воспитания,а в конце,что мне тяжело быть в глазах Иосифа Виссарионовича литературным пройдохой.как меня назвали в прессе.Это поклёп.Ответ пришёл очень быстро.В письме указание восстановить меня в Союзе писателей и разрешить печататься почти во всех ведущих журналах.Вот,я бесконечно благодарен Иосифу Виссарионовичу Сталину,что он во всём разобрался очень быстро и по справедливости.Продовольственную карточку тоже вернули. Теперь у Михалыча всё шло как по маслу.Творческая деятельность била ключом.Однако со здоровьем было плохо.Немного прожил знаменитый писатель после этих событий на этом свете. В пограничной зоне на территории санатория в красивом курортном районе Ленинграда стоял нбольшой дачный домик писателя.Под мудрым руководством А.Коха*домик несогласного писателя разрушили,а потом сожгли.Даже мёртвому вот таким образом отомстили диссиденты-диверсанты любимейшему народному писателю.Писателю Михаилу Михайловичу Зощенко.Говоря словами Ювенала,как будто не знают,что месть есть наслаждение души мелкой и низкой. *А.Кох-имя подлинное.(журнал»Огонёк»1986 г.) Калининград.Россия. 2011 год. Владимир Киров.

Надя

Сердце милое моё,полное страсти и и любви,никогда не забывай о ней,- и И.А.Бунин.

Теплый летний день.Солнце давно встало и его лучи дарили земле тепло,высоко в небе небольшие лёгкие облака.День был жаркий,что на Балтике бывает редко. Виктор пылесосил багажник машины.»Опель Аскона «куплена очень удачно.Ей семь лет,но мотор поставлен другой,двухлетний.Такая на рынке уйдёт быстро,только сильно не завышать цену,а так,чтобы вышел «навар»350-400 баксов.Вот и жить можно на эти деньги,но перед продажей всю её пропылесосить,помыть,почистить и полировочкой протереть. Придать машине товарный вид. Виктор пылесосил и не заметил,как возле него остановилась незнакомая женщина.На вид ей было около тридцати.Высокая,стройная,со светлыми волосами,красивым,нежным лицом.Её глаза,голубые,как ясное небо,боль-шие,с зеленоватой пеленой,словно притягивали,и Виктору казалось,что в их глубину можно упасть. Виктор выключил пылесос,вытер руки и снова посмотрел на незнакомку.В глаза бросились её длинные ноги в потёртых джинсах *гумпо»,такая же потёртая курточка и видавшие виды туфли на низком каблуке.Было видно,что раньше эта женщна жила в достатке и нормальной семье.Теперь же,как показалось Виктору,в её жизни произошли перемены и она бедствует. -Мужчина,-произнесла она,-у вас случайно не будет десять рублей на хлеб? Это «случайно»чуть не рассмешило Виктора,он сдержался,чтобы не засмеяться и достал кошелёк.Она взяла десятку и,стесняясь,опустила взгляд.Затем приятным голосом сказала: -Спасибо!Я обязательно верну! Она ещё раз поблагодарила и направилась в сторону улицы Куприна.Виктор посмотрел ей в след и подумал,что заразиться молодостью можно только с молодой женщиной,хотя он был ещё не старый,а сороколетний.Радостный такой встрече и надеясь встретиться ещё ,он запел:»минует всё,и муки,и блаженство,минуй же эту жизнь-она ничто!» Время шло.Иногда от нечего делать мы убиваем время,а оно убивает нас.Вот уже около года Виктор не встречал этой случайной знакомой.Нади.Надежды.Посёлок Октябрьский,в котором Виктор снимал комнату,небольшой,но её нигде не было.Виктор часто прогуливался в поисках этой женщины,но всё было напрасно. Прошло ещё несколько месяцев.Однажды вечером Виктор шёл в лавку и в первом подьезде своего дома увидел Надю.Она сидела на ступеньках крыльца,подстелив толстую газету.На плече у неё сидел какой-то зверёк с ворсом чёрноголубого отлива.Виктор подошёл поближе и поздоровался.Надя ответила на приветствие и,указав на зверька,предста-вила: -Это Маша,норка королевской породы. Маша зацокала и быстро юркнула хозяйке на спину.Спряталась от чужого. Её «цок»,»цок»был слышен и оттуда,но уже приятнее,без злобы.Надя пог-ладила её по спинке: -Машенька,деточка моя,этот человек хороший,не бойся! После этих слов норка мигом вскочила Наде на плечо и теперь смотрела на Виктора чёрненькими,кругленькими,как пуговички глазками.Зверёк был очень крсив.Особенно его мех,пушистый,ухоженный,при солнечном свете отдающий голубизной.Длинный пушистый хвост и грация пантеры с небольшой горбинкой на спинке напоминали Виктору соболя,которого он видел только по телевизору. -А куда это мы направляемся?-нежным голосом спросила Надя,-ах,что это я?Все дороги ведут отсюда в лавку?Она за углом. -Совершенно верно.Куда ещё вечером идти?Хочу что-нибудь выпить.Вечера длинные.Одному скучно.Сериалы не люблю.Смотрю только спорт.Компанию не составите?Муж не будет… -Нет у меня мужа.Извините,что перебила,-Надя приподняла воротничок кофточки и Виктор увидел шрам возле сонной артерии длинной со спичечный коробок. -Вот,видите,-указала она на шрам,-работала я тогда на «Ганзе»,плавучем судне в ресторане официанткой. Все посетители там только иностранцы.Капризные и приставали часто.Но самое плохое было то,что домой нужно было возвращаться домой после часа ночи.А мне до дома довольно далеко и опасно.Однажды какой-то маньяк гнался за мной.Я даже сумку с продуктами выбросила,собирали,что оставалось от посетелей.Этот тип на сумку даже не посмотрел и уже почти догнал меня.Тут какой-то мужчина подвернулся и врезал тому и меня до дома проводил.Прямо как в кино,но это было на самом деле так. Виктор слушал,смотрел на её милое лицо,полное тоски и на шрам на шее, уже затянувшийся красноватым рубцом.Заметив это,Надя подняла воротничок и прикрыла шрам. -Ну вот,-стала она продолжать расскаывать да в таком тоне,словно они были давным-давно знакомы,-проводил меня этот мужчина до дома и ушёл,не сказал даже,как его зовут,и я его больше не видела.От страха я не успела даже его поблагодарить,ничего не соображала.Прихожу домой,а там бардак.На столе всё разбросано,остатки еды,бутылка водки недопитая,а мой муженёк в постели с женщиной лежит.Оба голые.Любили его бабы.За его член.Большой.Я тоже Сашу любила.Он был у меня первый мужчина.Схватила,что попалось под руку.Топор.Ревность-дурацкая штука.Глупая.Выгнала я тогда эту даму ,но в семейных отношениях с Сашей что-то оборвалось.А что я должна была делать?А если б он меня так застукал?Мы помирились,но прежнего чувства к нему у меня уже не было.Примерно через месяц после того случая Сашка пришёл домой пьяный .Скандал устроил.Я к тому времени не работала.Дура я,стала его упрекать,что он тоже не работает и что скоро дома есть будет нечего не только нам,но и дочери.Сашка разбушевался.Полоснул меня ножом по шее.Потом скорая,милиция.Все советовали мне посадить его,но …. Надя замолчала.Видно было,что в горле у неё застрял комок обиды,жалости ,ревности и любви.На лице появились слёзы. Виктор увидел реакцию Маши.Норка взобралась Наде на другое плечо и так сердито зацокала,зашевелилась,стараясь заглянуть Наде в лицо.Смотреть на это было и смешно и приятно.Словно она всё поняла из сказаного. -Ладно,Машенька,-проговорила Надя с хрипотцой и вытерла слёзы,-видите,Виктор,она всё понимает и хочет,чтобы я не плакала и не нервничала. Вечер был июньский,приятный,тёплый,начинало темнеть и на светлом ,ясном небе без едиого облачка появились ранние звёзды. Рассказ этой женщины,красивой,при новой жизни немного грубоватой,несколько расстроил Виктора,захотелось ей помочь,но как и чем он не знал.Некоторое время спустя они сидели на кухне её квартиры. За рюмкой вина Надя закончила свой рассказ о семейной жизни.Пожалела она мужа,забрала заявление из милиции,а через месяц после того случая Сашка избил её,что,как она сказала,и теперь в голове появляется какой-то шум.Снова устроилась на работу официанткой,но после двух-трёх часов работы начинает кружиться голова и становится плохо.Затем устроилась уборщицей и прямо на улице упала в обморок.Теперь никуда не берут.Осталось немного сбержений,но не надолго.В её голосе слышалась тревога,беспокойство за будущее.Надо жить,платить за квартиру,а она совершенно беспомощна.Обращалась за помощью,но муниципальные эти учереждения вежливо отказывают или посылают в другие организации.У неё есть дочь,но к матери приезжает очень редко,а когда приезжает,то упрекает,что мать должна помогать дочери.У подруг дорогие телефоны,модная одежда,а у неё отец и мать никудышние. Теперь,когда Виктор пригонял машину и был свободен,они ехали на Преголю и целый день проводили у реки.Виктор заметил,что Надя стала чаще выпивать.»От хорошей жизни,»-немного стесняясь говорила она.Вы-пив,она становилась весёлая,постоянно шутила,рассказывала стихи,очень любила русского Гения-Бунина,но рассказывала по-своему: -Лекарство от всех жизненных невзгод яляется природа,-затем добавляла,- жизнь,жизнью,а счастье где,где любовь?А где тот дуб,что для моей рощи шумит?Ох,пусто было бы на свете,если б не было любви! Виктор знал,что это всё из Бунина,но немного передеано.Когда он хвалил её за знание классики,она обнимала его и шептала:»Я хочу обьятия до боли,будь со мной безжалостен и груб!»И отдавалась пылко,с жаром,по нескольку раз на день. Лето в том 2010 году было жаркое.Июнь и июль прошли без дождей.Август тоже стоял пригожий.Летом однокомнатную квартиру Нади отремонтировали.Виктор позаботился.Надя была вне себя от радости. Только её голубые глаза выдавали накопившуюся грусть.Долг за квартиру был большой.Неуплата за несколько лет. Тихий летний вечер.Солнце,выполнив свою дневную работу,медленно уходило за горизонт.Его красный диск плавно опускался,природа готовилась к ночи,комары «толкли кашу»,предвещая назавтра тепло. Надя сидела на ступеньках крыльца,любовалась заходом солнца и читала стихи,свои: Мне снился сон,что я богата, — что денег много у меня, — что помогу друзьям, — одену нищих и обую — и дам им денег на дорожку, — Ведь в мире этом человека — мньше ценят,чем собаку — или даже кошку. — * * * — В поту холодном просыпаюсь — и вижу старую кровать, — и в холодильнике пытаюсь — найти хоть что-то пожевать. — * * * — За квартиру долг огромный — выселенье предстоит, — буду жить на улице, — там,где мусорник стоит. По дороге домой из Германии Виктор попал в аварию.Еле ходил.Теперь оба были в трудном положении.Пришлось терпеть.В терпении духовное величие,говорят в народе.Но сколько можно терпеть?Загнивает душа от такого напрасного терпения.Однажды Виктор дал денег дочери Нади,чтобы она погасила долг за квартиру ,но та куда-то пропала вместе с деньгами. Узнав это,Надя чксто уходила на кухню и отуда долго слышался стон и плачь.Теперь у неё не было ничего,квартира записана на дочь,не было ничего лишнего.А если у тебя нет ничего лишнего,ты-нищий,бомж. Прямо как у Лессинга:»Надо родиться под счастливой звездой,иначе даже хорошим вором не станешь».Кроме всего этого,у Виктора,гражданина Литвы,заканчивался срок проживания в России и надо было менять паспорт.Нужно было ехать туда.Виктора угнетало,что он такую бесценную для него женщину оставляет на проивол судьбы,на голод,холод в квртире с конечным выселением за неуплату. Прощание для обоих было тяжким.До прихода автобуса оставалось несколько минут.Они молча сидели,не проронив ни слова.Наконец Надя прошептала: -Пусть у тебя будет всё хорошо.Скорей поправляйся!А я здесь как-нибудь…

Декабрь.Мороз на Балтике держится недолго.А сегодня вечером похолодало сильнее,подул северный ветер.Надя идёт обходя лужи,затянутые тонким ледком.На ней летняя курточка,волосы растрёпаны от порыва ветра и падают на лицо. Вот и лавочка.»Приставы,сегодня судебные приставы приходили,-«шепчет она,глядя куда-то в даль.Садится на лавочку.Холод.Сильный ветер пробирает до костей,но ей тепло,она видит себя в тёплой квартире,рядом камин,от него веет жаром,тепло,приятно и нежный сон согревает её,согревает навсегда,навечно,влечёт туда,откуда нет пути назад. — Прошёл год.Виктор стоял и смотрел на ступеньки крыльца и ему казалось,что в лучах заходящего солнца сидит Надя с норкой на плече.Говоря словами учёного,она научилась смотреть на смерть,как на старый долг,который надо отдавать,с горечью подумал Виктор,вздохнул и громко произнёс:»каждому назначен свой день!» *гумпо-сокращ.-гуманитарная помощь,так называют «подарки»Запада. Калнинград,Россия. 2010 год. Владимир Киров.

Как бросить пить

Ранним апрельским утром Николай Петрович вышел из подьезда своего дома и направился на автобусную остановку.Шёл он легко,быстро и,глядя на него,нельзя было сказать,что ему скоро шестьдесят лет.Чувствовал он себя превосходно.Вот уже более четырёх лет Никлоай Петрович не употреблял спиртного,не курил и вёл здоровый образ жизни. Он резво вскочил на подножку автобуса и протиснулся на задюю площадку. Николай Петрович равнодушно смотрел в окно на проезжающие автомобили и не заметил,как возле него оказался какой-то мужчина и легонько хлопнул его по плечу. -Привет,Колян!Не узнаёшь?Давненько не виделись!Это же я,Серёга.А ты неплохо выглядишьПохорошел,помолодел.Пить бросил что ли? Николай Петрович внимательно посмотрел на этого человека и узнал в нём своего собутыльника.Лицо его,худое,плохо выбритое,носило следы жестокой усталости от постонной пьянки.Ежу ясно,алкоголь-яд.Николай Петрович поморщился от пахну’вшего на него перегара. -Да,Сергей,больше четырёх лет не пью.Ни капли спиртного в рот не беру.И по праздникам тоже.Зарядкой занимаюсь.Бегаю по утрам…. -Как тебе это удалось?-перебил его бывший друг и загорелся любопытством ,-устал я от постоянных пьянок,с работы выгнали и жена скоро уйдёт. Помоги!Ведь у меня двое детей.А ты что,»торпеду»вставил или в больнице лежал? Может переливание крови делали?Так это же дорого. -Нет у меня никакой»торпеды»и в больнице я не лежал,не лечился,а нашёл обьявление в одной фирме на Цветном бульваре,в котором говорилось,что вылечат от алкогализма за умеренную плату со стопроцентной гарантией.. -Коль,а адрес дашь?- снова перебил его бывший собутыльник,дыхнув перегаром. Николай Петрович чуть не задохся от такого «Шанеля»,поморщился и стал продолжать: -Побрился я,помылся,одолжил у жены денег,обьяснив зачем,иначе бы не дала и отправился в эту фирму.Когда я вошёл туда,был испуган и удивлён. Удивлён количеством всякого рода импортной аппаратуры для прослушивания и наблюдения,а,может,ещё для чего.Там были приборы для прослушивания телефонных разговоров,всякой видео и аудиоаппара-туры и много ,много другого,о чём я не имел ни малейшего понятия.А напуган тем,что за столом приёма посетителей я увидел наголо бритого мужчину,огромного роста,широкоплечего,со страшной физиономией.Вид его был ужасный.»Что-то здесь не то,»-подумал я и мне сразу захотелось покинуть это заведение.Но,как только я сделал два шага назад,чтоб уйти , как у входных металлических дверей внезапно возникли два таких же ужасного вида мордоворота,как сидящий за столом,и подтолкнули меня к нему.Входная дверь захлопнулась,и я услышал громовой голос: -Раз ты к нам пришёл,значит хочешь вылечиться,мы тебе поможем.Пить мы тебе не дадим,ты сам сел на стакан,сам с него и слезешь.Не вздумай мухлевать,хитрить!Мы всё видим,слышим и знаем.У нас даже стены имеют глаза и уши.Расчёт через год.Ровно столько мы лечим. И он протянул мне лист бумаги.Я взял его.Это был контракт.В нём было всего три пункта.В первом говорилось,что если я выпью,то меня изобьют как собаку и никакая полиция мне не поможет.Если я выпью второй раз ,то мою жену увезут и будут издеватся над ней,а,может,даже насиловать.Мне всё это покажут на экране телевизора.А если я выпью третий раз в течение года нашего лечения,то меня увезут куда-нибудь в лес,дадут лопату,заста-вят рыть себе могилу и на самом серьёзе грохнут. Прочёл я этот контракт и чуть не потерял сознание,а верзила за столом выхватил его у меня из рук и рявкнул: -Подписывай!Что не ясно?Вопросы есть?Нет вопросов. Руки и ноги у меня тряслись от страха и о том,чтобы не подписать этот необычный контракт,не было и речи. Меня отпустили.Я вышел на улицу.Тёплый апрельский день не внушал мне никакой радости.Я был ошарашен случившимся и стал думать,как выбраться из ситуации,в которую попал.Я долго ломал голову,ничего не мог придумать и в конце концов решил ничего не предпринимать.»А,будь, что будет!Теперь ничего не изменишь!Пить не буду!»-настолько я был напуган и отправился домой. Несмотря на то,что меня трясло и колотило,к спиртному я не притрагивался целых семь дней,тяга к алкоголю меня одолела.На этот последний, седьмой день,в воскресенье,помню как сейчас,я дал соседу денег и попросил его,чтобы он купил мне бутылку вина.Дома я выпил стакан и стал смотреть телевизор.Через несколько минут в квартиру позвонили.Открыв дверь,я увидел своих опекунов из фирмы.Они так отделали меня,что я неделю провалялся больной в постели.После этого страх перед выпивкой у меня усилился,я держался,как мог,не пил,хотя очень хотелось. Хотя был пьяница со стажем. Три месяца после того случая я не пил,но нервозность и беспокойство постоянно мучили меня.Организм требовал своего.Требовал алкоголя. Однажды вечером в начале августа,глядя на календарь на стене,я вспомнил,что у моего лучшего друга завтра,шестого числа,день рождения. «Пить не буду,посижу ,поздравлю друга и, если буду пить,то сок!»-решил я . Купил торт и отправился к нему.Весь вечер я сидел,пил сок,а как только гости стали расходиться , незаметно для других,схватил со стола полный фужер вина и залпом осушил его. Пришёл домой.Жены не было.Дети спали в своей комнате.Раздался телефонный звонок.Подняв трубку,я услышал громоподобный рёв: -Дебил,второй пункт контракта помнишь?Услышать хошь? В трубке раздавался душераздирающий вопль жены.Ноги и руки у меня не слушались от страха,я чуть не потерял сознание и стал божиться и клянуться,что никогда не буду пить,думать не подумаю о выпивке,лишь бы только отпстили мою жену.Говоря это,меня охватил животный страх,я чуть было не упал в обморок и потерял сознание. Что они там делали с моей женой я так и не узнал,но отпустили целую и невредимую.Она не разговаривала со мной три месяца. После этого я не пил шесть мсяцев.Тяга к спиртному заметно уменьшилась,но страх от «услуги»фирмы был во мне настолько велик,что я даже за всё зто врмя не мог вспомнить,с какой стороны открывается бтылка. Прошёл год.Срок моего контракта истёк.Радостный я поехал на фирму расплатиться.В приёмной сидела всё та же широкоплечая рожа.Взглянув на неё,меня охватил страх.Верзила посмотрел на меня,улыбнулся ,сделав ужасную улыбку или что-то на неё похожее,прорычал: -Срок твоего контракта истёк.С тебя дести бакарей.Не забудь о третьем пункте.Мы ещё последим за тобой!Мы обещали-пить ты не будешь! Я шёл по улице весёлый и довольный.Кошмар для меня закончился думал я.А к чему верзила сказал мне о третьем пункте, так и не понял.Я был свободен.Никому ничем не обязан.По пути домой поговорил со знакомыми и шел в хорошем настроении.Но по старой дурной традиции всё-таки решил отметить освобождение своей души от пережившего кошмара за целый год.Во мне боролись два чувства:пить или не пить.Старое победило.Что из того,если я выпью бокал пива?Я выпил два.Не успел сделать на улице несколько шагов,как меня схватили под руки и впихнули в «Мазду».Затем машина на большой скорости помчалась за город. В лесу стояла тишина.Не помню,как я очутился на небольшой поляне, окружённой от посторонних глаз высокими соснами.Ноги и руки совсем не слушались,страх сковал тело,я едва не упал,но меня подхватили,сильно встряхнули,поставили на ноги,сунули в руки лопату: -Ты,копать будешь?-словно из потустороннего мира донеслось до меня. Я лихорадочно стал долбить твёрдую землю,совершенно не понимая,что делаю.Вдруг раздалось несколько выстрелов,и фонтанчики земли у моих ног заставили меня копать намного энергичнее. Сколько это длилось,точно сказать не могу,но,когда я немного пришёл в себя и посмотрел вокруг,то обнаружил,что моих опекунов не было. Я выбрался на дорогу и через несколько часов был дома. Два дня спустя мне повонили.Всё тот же противный голос верзилы просил приехать.Отказать я не мог.Я был морально сломлен и поехал. С тебя ещё сорок бакарей,-услышал я знакомый рёв,-20 за доставку в лес,бензин дорого’й и 20 за жену.Ребята так старались. Я расплатился.Четыре года с лишним не пил.Не пью и теперь.Дома не нарадуются.И на работе уважают. —Вот так,Серёга,не стой у порога,на тебе адрес,дуй на фирму! Калининград.Россия. 2007год. Владимир Киров.

Демократ

Что нам искать земель,согреваемых иным солнцем?Кто,покинув Родину, может убежать от себя?—Гораций(65-82 82гг.до н.эры) Он появился на Бишофштрассе 50 совершенно неожиданно.Оставалось только удивляться,как можно было найти единственного русского в заброшенном общежитии для беженцев на самой окраине города Эссен.К тому же это общежитие,хайм,подлежало сносу,было запущенное и находилось за большим ,ухоженным кладбищем,в центре которого возвышалась высокая мрачная труба крематория и найти это общежитие даже знающему было непросто. Владимир сидел у Женьки в комнате этого общежития вот уже целый час.Делали самокрутки.Сигареты дорогие.Поэтому покупали табак и курительную бумагу к нему и делали сигареты с помощью машинки.Вдруг в комнату постучали. «Да!»-крикнул по-русски Женька. В комнату робко вошёл мужчина лет сорока.На нём было новое дорогое пальто,немного расстёгнутое,тёмносиний костюм с галстуком и выглядел он чистым,опрятным,словно готовился на праздник. » «Здравствуйте,Николай Иванович,-представился мучина и немного поклонился,-я из Калининграда». Мы разговорились.Интересно с земляком за границей поговорить,обсудить насущные беды и заботы,а заодно узнать,что творится дома.Может,что посоветовать новичку в решении проблем.Ведь проблемы,как говорится,созданы для людей. Николай Иванович долго рассказывал о себе,о новой перестроечной жизни в капитализм 90-х годов,о массовой безработице в Калининграде и о стране с чудовищными убийствами ,о грабежах,дележе госсобствености и многом другом.Рассказывая,он негодовал и возмущался,что добиваясь свободы и демократии,столкнулся в нвой жизни с тем,что работая терапевтом в больнце в течение целого года не получал зарплату. Ведь он боролся за демократию и гордился тем,что стоял рядом с танком,на котором кому-то грозил кулаком второй президент великой страны.А теперь ему не платили на работе и он вынужден покинуть родину,чтобы заработать в Германии.Владимир и Женька,беженцы со стажем,этого не видели,они сразу же примчались в Германию и теперь слушали и удивлялись,а в голове у них витала назойливая мысль,как этот обраованный человек,врач,как и тысячи других,дал себя оболванить и помочь врагам страны и пятой колонне,превратить в жизнь план Аллена Даллеса по неавданному развалу страны. А Николай Иванович всё рассказывал и рассказывал.Все долгие годы до перестройки диссиденты рисовали ему жизнь при капиталиме раем на земле.Не знал доктор,что только в семи странах мира,G-7,живут хорошо,а остальные работают на них и отдают им свои богатства за бесце-нок.Штатам печатает баксы г-н Рокфеллер и за работу и за купюру в сто долларов получает пятьдесят центов.Во столько обходится государству стодолларовая бумажка.Нефть марки Брент стоит около восьмидесяти баксов.Не трудно посчитать,во сколько обходится государству не только нефть,но и другие товары и продукты для США. » «А где ты будешь жить,доктор?-перебил его длинную речь Женька.-У нас в хайме жить не разрешают,где работать будешь,с ней тоже туго?.» Доктор замялся и не знал,что ответить.После разьяснений ему стало понятно,что ночевать ему придётся на улице.Ночуют же другие в парках,под мостами или ещё где. Прошло несколько дней.Теперь Николай Иванович редко заходил в общежитие.С едой у него проблем не было.В костёлах кормили раз в день около пяти вечера и с собой давали хлеба и наливали банку супа.А вот ночевать приходилось где попало.И внешний вид у Николая Ивановича теперь был плачевный.Пальто после ночёвок в парке на старых лохмотьях приходилось постоянно чистить.Всё своё время демократ проводил в поисках работы,но alles Suchen war umsonst*.Худющий,кое-как побритый,в мятом пальто,но в костюме с галстуком,демократ заходил в кафе,рестраны,пицерии,магазины и спрашивал работу.На английском.Потом приходил в общежитие к Женьки и жаловался,что ничего не находил. -А что ты хотел? За что боролись на то и напоролись!Я здесь десять лет разменял беженцем,знаю эту демократию!Money,money* и больше ничего.Как вы орали тогда:»Америка нам поможет! Сколько шума было!Вот и выходит как у Бетховена в «Эгмонте»:напрасно так я говорил,я сотрясал лишь воздух!» Ф Флораштрассе улица длинная.По обеим сторонам её магазины,кафе,рестораны.Заходи и спрашивай работу.Здесь итальянцы и испанцы,давно покинувшие свои милые страны в поисках работы,обосно-вались в этой стране и открыли свой бизнес.Если спросишь на их родном языке,то услышишь ласковую речь,подробный ответ на вопрос с улыбкой на лице.Впечатление такое,что иностранный работник давно не говорил на родном языке и соскучился по нему.На немецком тоже ответят,ответят быстро,невзирая на ошибки и произношение,но уже без улыбки и ласко-вого щебетания. Николай Иванович говорил только на английском.»Раз Америка и Великобритания владеют всем миром,то все дожны говорить по-английски»,-убеждал он. Однажды Николай Иванович в общежитие пришёл поздно вечером.Он хромал на левую ногу, правая рука перевязана грязным бинтом,на лице ссадина.Увидев демократа в таком виде,Женька сделал грустное лицо и проговорил: -Николай Иваныч,скинь портки на ночь,а как день,снова надень!Что случилось? — Испанцы через окно выкинули,сволочи латиносы! -Как через окно? -А так,подхватили четверо и в окно.Хорошо,что совсем невысоко и клумба с цветами за окном.Вот так! -Ну и фантазёр!-не поверил Женька,-а,может,ты с поляками выпил? -Какие поляки ?Я долго ходил по этим пицериям,работу спрашивал.В одну три раза зашёл.А со мной они говорить не хотят.И всё по-испански.Кричат»:русо банана»!Это когда я в третий раз туда зашёл,а они смеются.Потом в окно выкинули. -Да,думаю,что они тебя на три буквы послали.Банан у них-платано,а член-банана! Демократ помылся,привёл себя в порядок.Его покормили.Напоили кофе.И он снова надолго пропал.Однажды вечером Владимир встретил его на Элизенштрассе.Выглядел бывший доктор совсем иначе.На нём,как любят все русские,синие джинсы,серый приличный пиджак и новенькие кеды. -Привет Николай Иванович!Как дела на западном фронте?-пошутил Владимир. -Ой,Володя,всё о’кэй!Живу у поляков и работа есть. -Да,ну?Как тебе это удалось? -Я пошёл в полицейское управление и заявил,что виза закончилась,не могу уехать домой,меня обокрали.Пробили на криминал,всё у меня в порядке,денег не дали ,зато работу нашли.Фуры разгружать.Тяжело,но платят хорошо.Работа по ночам.Дал слово,что проработаю месяц,получу деньги и домой.А что делать?Поеду.Ловить здесь нечего.

«Ну вот,ещё один наелся демократии»-подумал Владимир и ушёл,ничего не сказав в ответ. Потом события развивались стремительно.Однажды в комнату общежития нагрянули полицейские.Проверили документы.Допросили.Осмотрели комнату.Оказалось,что Николая Ивановича после зарплаты нашли в кустах мёртвого с пробитой головой.У Владимира и Женьки было железное алиби,поэтому полиция отправилась к полякам. Заканчивался 2006 год.Через месяц приехала жена Николая Иваныча.Она рассказала,что он выпил с поляками и очевидно повздорил.Искала его могилу.Никто ей ничего не сказал.Таких хоронят в общей яме и зарывают бульдозером. *Все поиски были бесполезны-(нем.яз),перевод автора.*money-деньги-(англ.),перевод автора. Эссен,Гермния. 2006 год. Владимир Киров.

Граната

(из российского ТВ ) Democracy in action!-автор.* Мы строим капитализм-В.В.Путин

Москва.Для нашего российского человека,для славян,слово это особое.Оно родное и близкое,притягивает к себе словно магнит,зовёт пос-мотреть Красную Площадь,Мавзолей В.И.Ленина и другие достоприме-чательности древней столицы. Годы бегут,время летит неумолимо.Поеняли строй,поменяли жизнь,но история скажет,а время покажет,что лучше,а что хуже. Центр в столице теперь новый,высотный,Современные здания из стекла и бетона.Уж больно хочется властьимущим,чтобы хоть немного столица на Новый Иорк пожожа была.А окраины остались прежними.С кирпичыми и панельными пятиэтажками.Хрущёвками-по-народному. В прермежку с редкими девятиэтажками,торчащами обособленно,словно горстка скал. В Измайлово пятиэтажки сгрудились вдоль шоссе,образуя тесные дворы с небольшими сквериками и детскими площадками.Днём здесь под прис-мотром бабушек и мам играют дети,а с наступлением темноты сюда приходят другие.Намалёванные,с длинными наклеенными разного цвета ногтями разодетые девчонки,а с ними их бойфрэнды в чёрных куртках,ботинках на толстой подошве.С пивом,дорогими сигаретами и мобильниками.Они рассаживались на спинках скамеек группами по десять-двенадцать человек,с шумом пили»Туборг» местного розлива с добавлением спирта и красителей.Некоторые из них с уважением и достоинством рассматривали иностранную этикетку под «рэпную» музыку, кричащую на весь двор.Курили много,тут же бросали окурки куда попало,звонили по телефону,громко крича,смеясь и ругаясь. Мат,крики,смех и музыка царили во дворе до полуночи. Поколение»next»,будущие строители капитализма расслаблялись,релак-сировали , по-ихнему. Жители двора возмущались,ругались,вызывали полицию.Она приезжала через несколько часов или просто забывала приехать.Есть дела поважнее и серьёзнее. Михаил Иванович,бывший афгановец,раненый несколько раз,слыша шум и крики во дворе,поплотнее закрыл форточку,но уснуть не удавалось.Время двадцать минут первого.Он вышел в подьезд и попытался в очередной раз утихомирить молодёжь.В ответ угрозы и мат. -Дед,закрой хлебало!Теперь демократия,делай,что хочешь.Мы-свободные люди! -Ваше время до десяти вечера,сейчас почти полпервого. В ответ дружный хохот.И музыка.И крики.И мат. Несколько юнцов подошли поближе.У них ножи,кастеты,а может ещё что. Они остановились в нескольких метрах от Михаила Ивановича. -А,так это вы у Вечного Огня тоже принимали участие?-как будто случайно спросил Михаил Иванович самого маленького юнца,стоящего ближе всех к нему. -Нет,мы не видели,как те трое этого парня….-проговорился малой. -Чего свистишь?Нас там не было,-не дал договорить малому высокий парень с сигаретой во рту. -Не заливай!Вы же там были.Вас было много и всё вы видели.Смотрели,как избивают парня. Отвянь,дед!Ничего мы не видели.И ничего не знаем,- проговорил третий с длинной цепью на джинсах,- ничего не видели,ничего не слышали.Правда. Правда была в том,что трое с соседней улицы избили незнакомого прохожего парнишку.Он лежал на земле и подавал признаки жизни,но те трое для верности,как они сказали на суде,положили избитого на пламя Вечного Огня ,а эта куча сорванцов с криками приветствовала произошедшее. «Да,такие заступятся,как же!Им в кайф»,-промолвил про себя Михаил Иванович и скрылся в подьезде. В конце ноября темнеет рано.С наступлением тмноты эти люди снова здесь.До двенадцати ,а то и дольше.А людям-то этим по двенадцать,тринадцать,четырнадцать лет.И опять крики,смех,мат и музыка на всю округу. Толи с балкона,толи с крыши дома,а может, с улицы,полетела граната.Рва-нуло.С некоторых окон посыпались стёкла. Теперь во дворе тихо.Никого нет ночью.Там,где сидели свободные люди из поколения Пепси,привязаны восемь траурных ленточек,да в снегу лежат увядшие цветы,а трое,говорят,остались живы. Против бредовых идей и пошлости нельзя бороться разумом.Выходит,что так! *Демократия в действии-(англ.) перевод автора. Москва.Бутово.2007 год. Владимир Киров.

Спички

В вагоне поезда Одесса-Кишинёв было невыносимо жарко.Я попытался открыть окно,но три едущие вместе со мной женщины устроили мне такой скандал,что от своей затеи я отказался.Сквозняка здесь боятся ужасно,как французы,спорить не стал.Спорить с женщиной-укорачивать свою жизнь.Поэтому я вышел в тамбур.Здесь немного прохладнее и нервы успокоятся. Июль стоял жаркий,для этих мест обычный,солнце беспощадно жгло землю,трава выгорела и пожелтела,а холмы,редкие деревья и кустарник казались серыми. В тамбуре стоял мужчина в светлом летнем костюме.На вид ему было далеко за шестьдесят,но выглядел он свежим ,крепким и нарядным. Мы познакомились и немного спустя Николай Иванович пригласил меня к себе в купе.Попросил он меня так любезно и ласково,что отказать ему я не смог. В купе он ехал один,без женщин,которые боятся сквозняка,окно было открыто и было не так жарко. Через нескольк минут на столе появилась колбаса,сыр,небольшая буханка хлеба и две рюмочки.Николай Иванович достал из сумки бутылку коньяка и поставил её на стол.Глядя на неё,сказал: -Вот,видите!»Букет Молдавии».Очень хороший коньяк.Ни грамма не хуже хвалёного французского.Это оценка специалистов.Не моё мнение.Сам Леонид Ильич его пил. Он открыл бутылку,нарезал колбасы,сыра.Затем стал резать хлеб.Буханка мялась под ножом и крошилась.Николай Иванович поморщился: -Да,разрежешь.Это как мои спички. Я удивлённо посмотрел на него и ничего от сказанного им не понял.»При чём тут спички?-подумал я,-хлеб режет,а говорит про спички,странно». Но Николай Иванович словно понял,о чём я подумал и сказал: -О спичках потом,это я к слову,а сейчас анекдот, хотите? Я согласно кивнул головой. -Так вот,Леонид Ильич перед смертью собрал всех членов ЦК и говорит: -Вот что,товарищи,как умру похороните меня животом вниз,а задницей к верху. Все в один голос: -Как,почему? -А вот почему,-отвечает им Брежнев,-пройдёт несколько десятков лет,и народ будет меня целовать в задницу. А все опять в один голос: -Как?Почему? А он им в ответ: -А как увидят какие цены при мне были и тогда будут,вот и поцелуют. Анекдот был»бородатый»,старый,я его знал,но Николай Иванович расска-зывал его стаким азартом,что я выслушал его до конца. Мы выпили по рюмке коньяка,закусили.Прошло немного времени,и я решил узнать,каких он взглядов на перестроечную жизнь,но он только недовольно махнул рукой и сказал:»Время покажет,что лучше,а что хуже». -А этот анекдот не фэбээровский?-спросил я . -Этот нет ,Были другие.Про чукчей,грузин,армян,хохлов,про наших видных деятелей ,героев страны.Все пентагоновские.В США за каждый такой анекдот по доллару платили,а в Германии по марке.Разбивали нации.Стравливали.И своего,надо признать,добились.Особенно VoA*старался. -А Брежнева зачем под руки водили?На пенсию не отправили,-снова спросил я ,прикинувшись незнающим. -Как зачем?Глупый вопрос.Чтобы Запад и остальной мир смеялись.Вот,мол,какие у коммунистов генеральные секретари у руля.Больные и слабоумные.В то время слишком много было диверсантов,так называемых пятиколонщиков не только в ЦК,но и почти на всех руководящих постах.Критикуя Сталина,Хрущёв дал пятой колонне зелёный свет,и они расплодились как тараканы,и Сталина из мавзолея убрали.В Штатах шесть мавзолеев,все в порядке,а у нас один и тот хотят уничтожить!Это наше прошлое,не выкинешь из истории.»А кто не знает прошлого,у того нет будущего,»-так ярый враг нашей страны В.Черчиль сказал. Мы сидели и беседовали.Ехать предстояло всю ночь,а российские поезда-это только название.Еле ползут.Это вам не Китай или Франция,где скорость поездов 200-300 км/час. -Вот теперь,если вы не против,я расскажу про спички,-бодрым голосом начал Николай Иванович.-Давно это было,ровно пятьдесят лет тому назад.Да,точно,мне сейчас семьдесят шесть,а тогда было двадцать шесть.Далёкие,славные годы!Несмотря на мой возраст,в то время я уже был директор спичечной фабрики в Кишинёве.Работали усердно,выполняли план по выпуску продукции и числились в Республике в числе передовых.Однажды секретарша принесла мне телеграмму из Москвы.Прочитав её,я был не мало удивлён:меня вызывают в Кремль,товарищь Сталин хочет со мной побеседовать.Диверсанты-пятиколонщики,которых у нас тоже было полно,стали намекать мне,что,мол,поедешь на Колыму через Москву. В столицу я прибыл вечером.На вокзале меня встретил мужчина крепкого телосложения,устроил меня в гостиницу и сказал,чтобы завтра к девяти часам утра я был в Кремле.Просьба не опаздывать. Ночь я спал плохо.В голову лезли всякие мысли.И хорошие,и плохие.Утром без пяти девять я был у кабинета Сталина.Меня впустили и я очутился в скромно обставленном кабинете.Я ожидал увидеть дорогие ковры,дорогую мебель,но здесь стоял точно такой же стол,как у меня в кабинете,только дорожки на полу были коричневые с красной полосой по краям. Одна из дверей внезапно отворилась и в кабинет вошёл Иосиф Виссарионович.Я снова был удивлён.На нём был серый китель,серая рубашка.Лицо усталое,было заметно,что у него было много работы и он мало спал,усы прокуренные снизу,а остальное,как на его портретах по всей стране.Сталин улыбнулся,глаза его засветились ласковым огоньком,он протянул мне руку для приветствия,затем указал на стул: -Николай Иванович садитесь!Как поживаете?Как родные?Как дети? Я поблагодарил его,рассказал немного о нашей семье. Прошло немного времени и на столе появилась ваза с фруктами,графинчиком сухого вина»Красный камень» и любимое варенье Сталина.Гранатовое. Мы выпили по рюмке,по второй,мирно беседовали.Говорил больше Сталин Он рассказал о Северном морском пути,сколько нужно ледоколов,судов для доставки продуктов питания,во сколько обходится государству один пуд картошки,муки,зерна.Я был поражён его знаниями.Он знал не только цены и количество нужных для Севера продуктов,но и фамлии и имена штурманов,лоцманов,капитанов судов работающих там.Затем он рассказал о новых месторождениях Сибири и Урала,подчеркнув,что страна нуждается в запасах золота,назвал имена многих инженеров,геологов и золотоискателей. Закнчив расскаывать,Сталин вынул из кармана пачку табака»Золотое руно»,достал трубку и коробку спичек.Взглянув на неё,у меня ёкнуло сердце:спички были моей фабрики.Сталин открыл коробку ,достал спичку и чиркнул ей о коробку. Спичка чуть вспыхнула,но сразу же потухла,окутавшись едким дымком.Сталин взял вторую спичку и с силой ударил ей о коробок.Спичка испустила дым,но зажглась.Сталин стал прикуривать трубку.Разжёг трубку и посмотрел на меня.От стыда за такое»качество»я отвёл взгляд.А Иосиф Виссарионович ,глядя на меня,ска-зал:»Вот,Николай Иванович,видите,какие спички!Езжайте домой и наладьте производство хороших спичек. С большим чувством стыда я покидал Москву.В моей голове витала только одна мысль,что даже для таких дел,как производство спичек,Иосиф Виссарионович выкроил драгоценное время. *Voice of America-голос Америки,радиостанция. Калининград.1998 год. Владимир Киров.